С этой девчонкой знаком я давно нею когда то ходил в кино текст

Группа "ТЕСНО". Тексты песен.

Текст песни. С этой девчонкой знаком я давно,. С нею когда-то ходил я в кино ,. С нею за партой в школе сидел. И проглядел ее, и проглядел. в городки, ходили в кино и ходили друг к другу в гости, а мужики под звуки радиолы А у нас во дворе есть девчонка одна, Среди шумных подруг неприметна она. Есть дружок у меня, я с ним с детства знаком, Но о ней я молчу даже с Иосиф Кобзон и получил-то именно благодаря этой простой песенке. С этой девчонкой знаком я давно, С нею когда-то ходил я в кино, С нею за партой я в школе сидел, И проглядел ее, и проглядел. Припев: Сижу тихонько .

На мой взгляд, исчерпывающий ответ на этот вопрос дал однажды наш друг Монозуб -- человек вообще то не бедный, но битник в душе, он как то раз разгуливал в жуткий ленинградский 30 градусный мороз без головного убора. Понятно теперь, почему Новый год -- 30 мая?

При знакомстве мы не спрашивали кому сколько лет, кто где работает, интерес, в основном, заключался в том, какую музыку человек слушает. Вместо вопроса "где работаешь? Играли или хотели играть. Вольдемар мучил гитару дома, в полном одиночестве. Я играл с Дюшей Михайловым Киловаттом и Олегом Валинским Острым в хард роковой группе "Пилигрим", остальная компания тоже либо так, либо иначе, имела отношение к музыке. Кто собирал пластинки, кто паял усилители чудовищного вида и качества или сколачивал из ДСП замечательные, по характеру своего звучания, колонки.

Круг знакомств быстро рос, и естественно, что мы со временем узнали многих из тех, кто уже тогда были "китами" ленинградского, как они сами говорили, "рока". А, может быть, и без кавычек -- рок? Главными китами тогда были "Россияне". Спустя несколько лет эта неприязнь сменилась лично у меня крепкой, уже взрослой любовью к этой музыке и к этим людям, но тогда, я думаю, мы воспринимали их только как социальное явление, как людей, пошедших на компромисс с бюрократией и так далее.

Что делать, максимализм -- а это, на самом деле, не так уж плохо, может быть, неумно, зато честно. Квартира Свина была нашим клубом, репетиционным помещением, студией звукозаписи, фонотекой -- в общем, базой. Здесь мы отдыхали, обменивались новостями, пили, играли, пели, даже танцевали по настоящему, по битнически.

У Свина была кое какая аппаратура как бытовая, так и полупрофессиональная, и было на чем послушать пластинки и во что воткнуть гитары. Словом, это был наш рок клуб. Выходные дни мы проводили или в упомянутом уже клубе филофонистов, или на толкучке у магазина "Юный техник" -- мы просто болели пластинками. Звучит парадоксально, но юные русские панки и битники обожали "Йес", "Генезис", знали наизусть все альбомы Маклафлина, "Крим", "Кинг Кримзон" О, блаженная пора открытий в роке! Чем меня сейчас удивишь?

Разве что каким нибудь бутлэгом "Фэмели" а ну ка, молодые рокеры, что это за команда? Само собой и "новая волна", которая тогда была действительно новой, не проходила мимо. Нот не знал почти никто, инструменты были просто, как говорил Ницше, за гранью добра и зла -- сейчас гитар с таким звуком просто не бывает. Но играли мы отчаянно и самозабвенно. Планы были грандиозные и, как показывает время, не у всех они оказались утопией. Мы, например, откровенно смеялись над Дюшей, который пытался поднять мощность звучания "Пилигрима" до одного киловатта.

Что нам, оглохнуть тут всем? Такие уроды -- на советском стадионе? Да ты заболел, родной! Однако Дюша не заболел и через несколько лет вовсю играл на стадионах с группой "Объект насмешек".

Нас, натуральных зверей, да чтобы выпустили на большую сцену? Песни битников были для того времени слишком откровенны и прямолинейны -- взять хотя бы свиновские ранние хиты, "Утренничек", к примеру: Утренничек, утренничек -- Детская забава. Я до конца не досидел -- Началась облава Песни "Палаты" были замечательно мелодичны, что сильно выделяло их из общего, довольно серого в музыкальном отношении, питерского рока. Лидер группы Макс Максим Пашков пел профессиональным тенором и здорово играл на гитаре, а ансамбль отличался просто замечательной сыгранностью и аранжировками.

В один из обычных, прекрасных вечеров у Свина, когда все, выпив, принялись удивлять друг друга своими музыкальными произведениями, я и басист "Палаты" сидели на кухне и наблюдали за тем, чтобы три бутылки сухого, лежащие в духовке, не нагрелись до кипения и не лопнули раньше времени -- наиболее любимая нами температура напитка составляла градусов 60 по Цельсию.

Глава 3 Очень уж много событий за один день. Слава богу, все разошлись, и мы наконец то могли отправиться к своей палатке. Мы смотрели друг на друга и не двигались.

Вылезать из палатки и смотреть, что же такое происходит на рассвете в этом уютном местечке, как то не хотелось. Но вот шум стал удаляться в направлении моря, и Олег, как наиболее мужественный из нас, исчез за брезентовым пологом. Мы с Цоем ждали известий минут пять и дождались. Первые известия от Олега были абсолютно непечатные, но они вернули нам силу духа и тела, и мы вылезли на бережок ручья на помощь нашему товарищу. К трактору мы быстро привыкли -- он ездил на пляж каждое утро -- то ли по делам, то ли отдыхать, а вечером возвращался обратно -- уставший, загоревший.

Он с хрипом проползал мимо палатки и исчезал в диких горах -- где то там у него было логово. Олег улыбнулся и вдруг заорал диким и ужасно громким голосом: По лицу Олега было видно, что компромисс его удовлетворяет. Олег и я принялись зашнуровывать полог палатки, а Цой молча смотрел на нашу работу, не двигаясь с места. Мы старались закрыть вход в жилище поаккуратней, чтобы не видно было вещей, гитар, консервных банок, медиаторов и прочей мелочи, что выпала из нас во время сна.

А когда мы наконец добрались до пляжа, стало просто невыносимо. Олег, хоть и обладал могучим телосложением и по весу тянул, примерно, на нас с Цоем вместе взятых, устал плавать минут через сорок. Он вылез из воды и сел на песок рядом со мной -- я сломался на тридцати минутах купания.

Как выяснилось, он прервал развлечение не от усталости, а от скуки. Это предложение Олега было довольно бессмысленным -- на наших глазах произошла чудесная метаморфоза. Мы же с Олегом так легко не отделались и часа через три поняли, что нужно срочно бежать куда нибудь в тень.

Страшно матерясь, мы вступили в бой с чудовищными кустами, что окружали нас со всех сторон, в надежде использовать их в качестве дров. В конце концов нам удалось навыдергивать и навывинчивать из земли немного чего то среднего между осокой и железным деревом, но эти ботанические выродки так изранили наши сгоревшие тела, что даже ругаться не осталось сил.

По берегу ручья, сверкая счастливой улыбкой, к нам приближался красивый, загорелый, хорошо отдохнувший Цой. Но песен мы не услышали -- Цой стал просто брать аккорды, стараясь добиться наиболее причудливых сочетаний.

с этой девчонкой знаком я давно нею когда то ходил в кино текст

У него уже было написано несколько своих песен -- одни -- получше, другие -- похуже, третьи -- совсем никуда. Правила игры задал Борис Гребенщиков. В этом году мы услышали его только что вышедший "Синий альбом" и просто обалдели. Это было совершенно не похоже ни на что, имеющееся в русской музыке того времени, начиная от грязных подвалов и заканчивая Колонным залом Дома Союзов.

Гребенщиков пел о любви так, как мы говорили у пивного ларька, как мы говорили в гостях, как мы говорили дома, только получалось у него гораздо более сжато и ясно, да и словарный запас был побогаче. Мы и представить себе не могли, что о таких вещах, как Бог, Любовь, Свобода, Жизнь, можно говорить, а, тем более, петь, даже не используя этих самых слов. Это было удивительноПодсознательно мы чувствовали, что стихи большинства русских групп пошлы и банальны, но так пели все и всех вроде бы это устраивало.

На сэйшенах собирались толпы подростков и не только, и хором подпевали солистам какие нибудь чудовищные строки -- "Там, за розовой горой не царит обман Это постоянно было в подтексте, и если кто то пел, что "мы откроем окно", то слушатели чувствовали, что для того, чтобы это окно открыть, надо сначала кого то с дороги убрать, что кто то это окно открыть мешает.

Я повторяю, это, в общем, неплохо, но уж больно надоело. При этом в его неагрессивности и простоте чувствовалось гораздо больше силы, чем в диких криках и грохоте первобытных рокеров. Естественно, что на ленинградской рок сцене "Аквариум" стоял несколько особняком. Хард рокеры терпеть его не могли, называли "соплями", "эстрадой"! Никто, пожалуй, из их коллег музыкантов ни за какой проступок -- ни за кражу денег, ни за нечистоплотность в любовных делах, ни за какие мелкие гадости -- не вызывал у хард рокеров такой неприязни, как Гребенщиков, просто за факт своего существования, просто за то, что был здоровым человеком среди калек.

Калеками были и мы, но, вероятно, в меньшей степени, так как Гребенщиков нам сразу понравился. В принципе для нас это была первая встреча с поэзией. Не стоит здесь рассуждать о том, плохи ли, хороши ли стихи Бориса, бесспорно одно -- это стихи.

И было откровением для нас то, что стихи могут быть такими современными, простыми и хорошими. Ведь школа дала нам очень своеобразное понятие поэзии, не зря я говорил, что панк рок родился в советской школе В каждой его песне присутствовала мелодия, партию голоса можно было записать на ноты и повторить "один к одному" -- то есть он по настоящему пел, хотя и не обладал тем, что у певцов называется "голосом".

И хотя первое впечатление от музыки "Аквариума" было таково, что текст проговаривается речитативом, послушав первые несколько тактов, становилось ясно, что это не скороговорка, а чистая и ясная мелодия. Да, это было ново. В общем, мы находились под сильным влиянием песен Бориса Гребенщикова, а также главного рок н рольщика России -- Майка.

С Майком меня сначала заочно, а потом и лично познакомил наш друг Монозуб Панкер. Панкер был высокий, здоровенный парнище, который постоянно пребывал в состоянии восторга, и многие завидовали его перманентому оптимизму. Он активно радовался всему -- купленной пластинке, проданной пластинке, встрече с другом, ссоре с другом, устройству на работу, ну, а уж при увольнении с работы радости его просто не было предела и она выливалась на всех окружающих его в данный момент друзей в виде вина, пива и прочих приятных и полезных вещей.

Однако он начал делать себе неплохую репутацию в области звукозаписи -- второй альбом Майка и две первых больших записи "Секрета" -- дело его рук, головы и ушей.

  • Голливудские фильмы
  • Аккорды и текст песни «Горько», «Синяя Птица»
  • ТЕКСТЫ ПЕСЕН

Он приехал ко мне без звонка -- тогда мы не утруждали себя подобными формальностями, ворвался в квартиру, размахивая руками и тыча мне в лицо коробкой с магнитофонной лентой. Майк -- это полный п Это ритм энд блюз! Ты слышал у нас ритм энд блюз? Частично замолчать его заставила только завертевшаяся на магнитофоне лента.

Лишь это слово способно обидеть Здесь нас никто не любит. И мы не любим их Да, это был ритм энд блюзДа, это был рок! Всего лишь акустическая гитара и гнусавый "дилановский" голос, но сочетание это, возможно, могло рвать телеграфные провода и проламывать потолки и стены, во всяком случае, остановить песню на середине было абсолютно невозможно.

Как он добивался и добивается до сих пор этого, одному ему в России присущего драйва -- решительно мне непонятно. Это, видимо, особый талант. К моменту наших крымских каникул с Майком мы были знакомы все трое и песни его были нами любимы и почитаемы. Он же привил нам любовь к замечательной группе "Ти Рекс" и Лу Риду, у него мы слушали классические роки шестидесятых, в общем, развивались.

Нельзя сказать, что песни Цоя и мои, хотя у меня их и было очень мало, являлись подражанием "Аквариуму" или "Зоопарку" -- вовсе. У нас хватило ума не заниматься копированием, и мы, в основном этим занимался Цой, использовали эти группы в качестве критерия оценки при написании песен.

У них мы учились избегать штампов, свободнее пользоваться словом и вообще -- думать перед тем, как что то писать. Вот так и сидел он у палатки, что то наигрывая и мыча.

Олег предложил сыграть вместе "Песню для М. Я взял вторую гитару, а Цой запел: Я срубил под корень свой цветущий сад И то же будет с. Не закрывай на грязь и на боль глаза И на цветы с усмешкой ты посмотри, Сломай свои, раз навсегда, тормоза, Глаза, пока не поздно, протри.

Олег чисто, в терцию подпевал. Цой играл ритмично и без лишних украшений -- школа Пашкова и Майка. К этому времени все мы были несколько "не у дел" -- группа "Пилигрим" уже развалилась, не выдержав творческих споров участников коллектива, "Палата" тоже молчала -- Максим учился в театральном и был постоянно занят, в общем, все мы были как бы "в творческом отпуске".

Жилетка была украшена булавками, цепочками, значочками и прочими атрибутами панк битничества. Познакомившись, мы решили для пробы открыть одну из трех бутылок прямо на кухне, что и проделали с большим удовольствием. Вино в духовке нагрелось до оптимальной температуры, и можно было уже звать всех остальных, но мы не торопились и мирно беседовали, попивая горячий "Гет ап".

Кстати, после того, как Цой мне представился, я довольно долго думал, что "Цой" -- это кличка, так же, как и "Рыба". Начиная с традиционных -- Свин, Рыба, Шмель, они уходили в экзотику, а то и вовсе в абсурд: Понятно, что последний являлся учеником Юфинсына, который, в свою очередь, был учеником самого Юфы. А что стоит простая, на первый взгляд, кличка, вернее -- имя -- Севка. На самом деле этого парня, который одно время играл на гитаре в группе Свина, звали по другому, но когда он впервые появился у Свина дома, то мама Андрея прижала руки к груди и воскликнула: И стали его звать "Севкой в молодости" или просто -- Севкой.

с этой девчонкой знаком я давно нею когда то ходил в кино текст

Разговорились мы с Цоем, естественно, о музыке. Когда я спросил его о любимых группах, то он, помолчав, сказал: Это настолько не вязалось с его внешним видом, хотя все мы были тогда хороши, что я сильно удивился. В дальнейшем выяснилось, что вкусы у нас очень схожи: Это было приятно -- я любил традиционный рок и с удовольствием делился своими впечатлениями.

Музыкальная активность, которую развил Свин, естественно, не могла остаться незамеченной на сером фоне русской музыки начала восьмидесятых.

Любой коллектив, занимающийся роком, моментально становился известным в тех или иных кругах, ну и в КГБ, естественно. Рок группы привлекали к себе жадное внимание со всех сторон -- и тинэйджеры, и критики, и работники исполкомов, и правоохранительные органы имели с них свой кайф.

Кому удовольствие от музыки, кому -- повышение по службе за арест опасного идеологического диверсанта. До сих пор это была, в основном, музыка деклассированных для деклассированных были, правда, и исключения. Он устраивал маленькие полудомашние концертики разным андеграундным певцам и приводил туда представителей московской элиты, которые при желании "нажимать на кнопки" у себя в офисах. Вообще он был интересным человеком и отдавался работе с азартом.

Глаза мои, уставшие от журналистов и комментаторов дилетантов, ни хрена не знающих о рок музыке и с видом знатоков рассуждающих о ней по телевидению и на страницах толстых книг собственного производства, глаза мои бедные отдыхают, когда я вижу на экране знакомое спокойное лицо, и уши мои релаксируют от его печального ироничного голоса.

Но поскольку, кроме рок н ролла, его очень интересовала новая музыка, а в частности -- панк, он, конечно, вышел на Свина. Я не помню подробностей их знакомства, по моему, это было сделано через Майка, который уже довольно часто катался в Москву с концертами. Знакомство началось с телефонных переговоров.

Переговоры закончились тем, что Свину и компании было сделано приглашение в Москву на предмет исполнения перед публикой своих произведений. Где состоится концерт, когда, какой будет выставлен аппарат и будет ли он вообще, мы не знали -- об этом речи не.

с этой девчонкой знаком я давно нею когда то ходил в кино текст

А ведь это был самый опасный момент в устройстве любых рок концертов -- многие устроители в те годы садились в тюрьму за то, что собирали с публики и выплачивали музыкантам суммы, по нынешним меркам смехотворные, но сроки за них получали самые настоящие, вполне современные, так что порой прокуратура смеялась последней. Вообще было впечатление, что устройство рок сейшенов приравнивалось властями к бандитизму -- так отчаянно с ними боролись.

Музыкантов и устроителей разгоняли, били, водили на очные ставки, как я уже говорил, сажали Иногда зрителей запирали в зале в качестве заложников как на одном из концертов "Россиян" в Ленинградепо одному вызывали на беседу и, не стесняясь в средствах, "кололи" -- у кого куплены билеты, сколько заплачено и так далее Такой вот своеобразный был "период накопления" потенциала.

На суммы, полученные с концертов даже за год, даже если группа более или менее регулярно выступала, что было очень сложно, было нереально покрыть все затраты, связанные с приобретением аппаратуры, транспортировкой и прочей суетой. Выкручивались кто как умел -- одни спекулировали динамиками, другие играли на свадьбах, в ресторанах, работали на заводах, сами обучались профессии инженера электронщика и паяли усилители Могу только с уверенностью сказать одно -- за такой риск они могли бы получать и побольше.

с этой девчонкой знаком я давно нею когда то ходил в кино текст

На подготовку этих грандиозных гастролей ушло недели примерно две. Было выпито умопомрачительное количество сухого вина, написана целая куча новых песен и записана магнитофонная лента под названием "На Москву!!! Запись, которая одновременно являлась для всех и репетицией будущего концерта, была произведена дома у Свина в течение недели на два магнитофона "Маяк стерео", скорость 19,5, в общем, Хай Фай.

Однозначно ехали "АУ" -- Свин, Кук и Постер, остальных вроде бы и не звали, но поехать хотелось многим, и Свин сказал, что все трудности с ночлегом и прочим он решит с Троицким сам, и кто хочет ехать, может смело составить ему компанию. Присоединиться к знаменитой рок группе решили я, Дюша Михайлов, Олег -- то есть вся группа "Пилигрим", Цой, Пиня и в последний момент -- Монозуб он же Панкер.

Рано утром в пятницу я позвонил Олегу, и мы, ни свет ни заря, поехали на Московский вокзал за билетами. Отстояв очередь, мы купили их на себя, на Цоя и Монозуба -- "АУ", Пиня и Дюша сказали нам за день до этого, чтобы мы за них не беспокоились, мол, с билетами они разберутся. Репетиция началась в полдень.

Для начала мы купили сухого вина и стали прикидывать, каков же будет окончательный репертуар. Пиво не располагает к активным действиям, и мы решили немного отдохнуть от репетиции и послушать музыку.

Некоторое время мы блаженствовали, отдыхали, набирались сил перед дальней дорогой, но вскоре, когда пиво стало подходить к концу, Свин сказал, что надо и совесть иметь, делу -- время, потехе -- час, надо продолжать репетицию, и отправил Пиню и Кука в магазин за сухим. Выпив стаканчик, Монозуб попросил повторить. Повторив, он посмотрел на нас покрасневшими слезящимися глазами и категорично заявил, что в таком виде ни в какую Москву нам ехать.

Да вас всех, кроме Свина и Постера, нужно срочно подстричь! Что это за хиппанский вид? Сейчас я вас быстренько всех Он схватил поданные Свином ножницы и двинулся к Олегу. Монозуб он же Панкер тут же изменил маршрут и направился к Пине. За мной очередь занял Цой, но до него ножницы Панкера не добрались, так как только он разобрался с моей головой, как Олег испуганно закричал: Главное -- сесть в поезд.

На ходу не выкинут! Обсуждать это было уже некогда, и мы ринулись на вокзал -- через магазин, естественно. Свин успел только дать нам телефон и адрес конспиративной квартиры в Москве, где мы все должны были встретиться с Троицким: Вдруг в разных поездах поедем. Из поезда, в котором поехали мы с Олегом, Панкер и Цой, наших друзей вытолкали взашей злобные проводники, но мы не особенно волновались за Свина и Ко -- в крайнем случае купят билеты -- деньги на это у них были, их просто не хотелось так бездарно расходовать.

Мы доехали до столицы без особых приключений, замечательно выспались в пути, хотя и провели ночь в сидячем вагоне. Сухое вино, пиво, "Стрелецкая", а потом, уже в поезде, опять сухое -- оказали благотворное снотворное действие, и нас во сне ничто не беспокоило. В Москве, прямо на вокзале, нас покинул Панкер -- у него были какие то свои дела в столице, и он обещал вечером позвонить на конспиративную квартиру и подъехать прямо. Чувствовали мы себя превосходно. Впереди были наверняка интересные новые приключения, огромный незнакомый город, новые знакомства, концерт и, наверняка, выпивка в хорошей компании.

Мы не были отягощены никакими вещами, что нужно битнику на два дня? По словам Троицкого, гитарами и барабанами нас должны были обеспечить на месте, и поэтому мы прибыли налегке.

Итак, в руках у нас ничего не было, лишь у Цоя на плече болтался какой то предмет -- нечто среднее между армейским вещмешком и маленьким надувным матрасом. Мне нравится Москва, я люблю этот город.

"Горько" - ВИА "Синяя птица" - Советская эстрада - Слушать песни онлайн. Видео и текст.

Я люблю старый Арбат, по архитектуре не уступающий если не всем, то многим районам Петербурга. Меня приводит в восхищение Красная площадь -- я поднимаюсь к ней от Тверской, прохожу по брусчатке к храму Василия Блаженного и спускаюсь к Москве реке по огромному асфальтовому полю. Он такой здоровенный, что я к нему приближаюсь, а он ко мне. Поворачиваю налево, и улица, поднимающаяся куда то вверх, кажется мне после сумасшедшей плошади трех вокзалов замечательно милой и тихой.

Я иду по ней мимо маленьких магазинчиков, мимо тихого сквера, поднимаюсь вверх и неожиданно вижу перед собой огромную серую, непрерывно движущуюся ленту, поворотный круг на гигантской сцене Москвы -- Садовое Кольцо. На троллейбусе с интересным номером "Б" -- до Министерства Иностранных Дел. Кто нибудь пробовал перейти Садовое Кольцо за один раз, не останавливаясь на середине? Можно, конечно, если бегом. Добежав до тротуара, замирают на миг, косят быстренько по сторонам маленькими глазками, не видел ли кто такой их легкомысленности, и исчезают за дубовыми дверями конторы.

Никому нет до них дела, кроме меня, -- я не спешу. Я иду в "Смоленский" и покупаю большую, стыдливо вспотевшую бутылку водки. Я иду вниз по Арбату, потом -- направо, на улицу Танеевых. Мы были не против и довольно быстро набрели на какую то столовую, где и получили скромный, но плотный завтрак: Ну ка, переведите в доллары -- даже по курсу рыночному года -- один к пяти.

Совершенно верно -- три целых и две десятых цента. Был я в Америке, был, и уверяю вас, что в году там за 3,2 цента невозможно было купить тарелку макарон и, думаю, что в --. События разворачивались самым замечательным образом.

Осень в Нью-Йорке

Проглотив последнюю макаронину, Олег сказал: Что за чудесный город -- Москва! И лавочку мы тут же нашли, и стояла она не на тротуаре, а во дворике какого то не то музея, не то института, в общем, там было красиво и никто не мешал нам отдыхать -- нам просто явно везло в это утро. Мы с Олегом были заинтригованы этим заявлением и молча стали ждать начала представления.

Моя шариковая ручка бессильна описать то чудесное состояние, в котором мы пребывали следующие два часа. Мы не были снобами и смотрели на жизнь практически -- ведь на самом деле макароны с мясным соусом не менее вкусны, чем коньяк и шоколадные конфеты. Это было где то в районе Кузнецкого Моста.

Мы быстро добрались до места и, не дойдя до нужного нам дома, увидели на улице всех наших друзей -- Свина, Кука, Постера, Пиню и Дюшу. Несколько прохожих, оказавшихся в этот момент поблизости -- пара старушек и трое четверо довольно крепких взрослых мужчин, шарахнулись в разные стороны с таким испугом, словно бы перед ними из под земли вылезла какая то страшная гадина.

Я думаю, что если бы им на головы внезапно начал бы падать парашютный десант НАТО, это не вызвало бы такого испуга с их стороны, возможно, мужчины даже немедленно вступили бы в бой "за Родину, за Брежнева", но тут они столкнулись с чем то непонятным, загадочным, таинственным и незнакомым и испугались. После исполнения ритуала приветствия мы стали делиться впечатлениями о поездке и первых часах в Москве.

Выяснилось, что часть наших коллег доехала до Москвы, заплатив проводникам по десятке, но заплачено было не за всех, и ехавшим "зайцами" пришлось всю ночь бегать из одного туалета в другой, скрываясь от разгневанного невыгодным бизнесом проводника. Сон любви - недолгий сон Паутинкой тает он До разлуки только миг Только ранней птицы крик.

Мне приснился дом лесной Под зеленою сосной Где спасаясь от дождя Повстречались ты и. И встречали нас танцоры, Барабанщик и трубач, Сорок восемь дирижеров, И один седой скрипач. Хоть поверьте, хоть проверьте, Это был чудесный бал, И художник на манжете, Мой портрет нарисовал. И сказал мудрец известный, Что меня милее.

Композитор пел мне песни, И стихи читал поэт. Хоть поверьте, хоть проверьте, Так плясала я кадриль, Что тринадцать кавалеров, Отдышаться не. И оркестр был в ударе, И смеялся весь народ, Потому что на рояле, Сам король играл габот. Хоть поверьте, хоть проверьте, Я вертелась как волчок, И поэтому, наверно, Потеряла башмачок. А когда мой сон растаял, Как ночные облака, На окне моем стояли, Два хрустальных башмачка. Песня Верещагина Автор текста слова - Окуджава Б. Серебрякова, композитор музыка - Э.

Ханка скачать, слушать tga, 2. Я прохожу, а у колодца Судачат бабы про. Разговоры, разговоры, Слово к слову тянется. Разговоры стихнут скоро, А любовь останется. Вон даже мама всполошилась, Теперь беду не отвести. Ах, как смогла я, как решилась Чужого парня увести?.

Ну, говорите, говорите, Чужие люди и родня. Во всем вините и корите Одну меня, одну. Я буду жить под солнцем ясным, Не опуская головы, Лишь только б ты не побоялся Поспешной на язык молвы. Береза белая Автор текста слова - Овсянникова Л.

Сборник: песни советских времён - Karaoke

Скажи, скажи, какая вьюга, Скажи, скажи, какая вьюга Тебе оставила свой снег? Ветвями тянешься за мною, На плечи руки мне кладешь И шелестящею листвою, И шелестящею листвою Без слов, без музыки поешь. И шелестящею листвою, И шелестящею листвою Без слов, без музыки поешь.

О чем поешь, моя береза, Качаясь тихо, как во сне? И почему, не знаю, слезы, И почему, не знаю, слезы Приходят светлые ко. А любовь, а любовь Тогда уже цвела. Раньше всех она цветёт, наверно. А потом роняли лепестки, Осыпались яблоня и слива, А любовь, природе вопреки, Всё цвела не зная перерыва. А любовь, а любовь Природе вопреки. А любовь, а любовь Природе вопреки, Всё цвела не зная перерыва.

Вот уже черёмуха бела, Соловьи своё кончают пенье, А любовь лишь только начала, Начала опять своё цветенье. А любовь, а любовь Лишь только начала. А любовь, а любовь Лишь только начала, Начала опять своё цветенье. Красный лист по озеру плывёт, А за ним летит снежинок стая, А любовь смеётся и поёт Ни зимы, ни осени не зная.

А любовь, а любовь Смеётся и поёт. А любовь, а любовь Смеётся и поёт Ни зимы, ни осени не зная. Из гостей только я И докучливый дождь, Впрочем как вчера В жизни, как обычно, нет гармонии! В музыке только гармония есть, В музыке только гармония есть! Слушай музыку и прощай. Говорят обошёл ты полсвета пешком В поисках любви. Почему люди верят всему так легко, Впрочем как и ты